Конвенция по восточному вопросу

Конвенция по восточному вопросу

Уступить притязаниям Меттерниха, по мнению русского дипломата, означало подыграть Лондону. В письме к Нессельроде Горчаков так объяснял мотивы поведения канцлера: «Нынешнее состояние наших (русских) отношений с Портой является постоянным бельмом в глазу руководителя Венского кабинета. Адрианопольский договор усилил давнюю зависть и, наконец, Мюнхенгрецкие соглашения (имеется в виду конвенция по восточному вопросу) поставили Австрию под нечто похожее на опеку (России) поставили Австрию под нечто похожее на опеку (России)», от которой она хочет избавиться как от фактора, стесняющего ее в политике в Западной Европе. При такой ситуации «нейтралитет Венского кабинета, — полагал Горчаков, — это максимум, на что можно надеяться.

Что касается содействия его, то оно всегда будет скорее видимым, чем реальным». Позиция канцлера не покажется неожиданной, если учесть глубокое недоверие, испытываемое им и Николаем I друг к другу, хотя внешне оба декларировали свою приверженность принципам Священного союза. Меттерних пытался затянуть спор о «Виксене», ведя двойную игру, обнадеживая и следом обманывая.

Горчаков писал, что «ему ничего не стоит пообещать, поэтому он никогда не чувствует себя связанным своими обещаниями. Если ему о них напоминают, то он припишет противоречивое положение, в которое он мог бы сам попасть, отсутствию памяти или ума у своего слушателя.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: